Материал 2010 .

— Тогда, 4 года назад, когда ты собиралась в Индию, что ты хотела там увидеть? Памятники архитектуры? – спросила меня мама перед отъездом.
— Понимаешь, мам, мы живем в достаточно благополучной стране, но если спросить у каждого – счастлив ли он – большинство ответит – нет, или будут ставить условия (вот если бы… да… но…), а там большинство живет очень бедно, но при этом они чувствуют себя счастливыми. Я хочу посмотреть на их мир, может быть я что-то пойму главное, может, чему-то научусь.

Середина мая – самое худшее время для путешествия в центральную Индию, это разгар жары. Период засухи. Время перед муссонами. Но так уж вышло, что мы с коллегой Сашей прилетели в Дели именно в разгар мая, и путь наш лежал не в прохладные Гималаи, а по золотому треугольнику невероятной Индии. Дорога была легкой и приятной. Авиакомпания Etihad Airways сработала прекрасно: хорошие самолеты, интересные фильмы, вкусная еда на борту, удобная стыковка в Абу-Даби и вот ночью мы прилетели в Дели. Нас встретили с венками живых цветов, усадили в белоснежный кондиционированный автомобиль и отвезли в отель.

Необычность этой страны ощущаешь еще до прилета. Ведь часы нужно перевести на 2,5 часа вперед. Да-да. Разница во времени именно в два с половиной часа. Второе, что замечаешь – это левостороннее движение. Поначалу за окном слегка режет глаз строительный мусор, который повсюду, но его достаточно и в Египте, и в той же Турции. Перед въездом в отель на тротуаре лежали люди, но может, мне показалось? Темно, мы немного устали, нет, не может лежать человек просто так на тротуаре… .

ЖИЛЬЕ.
В Индии есть разные типы домов:
1. Иногда человек лежит просто на асфальте. У него даже нет одеяла, или циновки, чтобы подстелить. 2. Довольно часто вдоль дорог на тротуарах сооружены палатки — куски целлофана на палках – здесь живут люди. Часто у таких целлофановых сооружений есть только крыша, а стен совсем нет. 3. Есть огромное количество трущоб, и тут же рядом огромные небоскребы, недалеко – особняки и виллы, и опять люди, живущие на тротуарах, и так все вперемешку. 4. В деревнях до сих пор живут в соломенных хижинах и глинобитных домиках, порой там в принципе нет электричества, а если оно и проведено, то его часто отключают. 5. Мы жили в разных гостиницах, 3, 4 , 5 *. Каждая вполне соответствовала заявленной звездности. 3* могут быть довольно пошарпанными, но ведь и останавливаешься там всего на ночь, и с грузом впечатлений.

МУСОР
Мусор везде. Чисто было только внутри туристических объектов, у Дома Правительства и в аэропортах. Строительный мусор, наверное, не убирают в принципе. Строили-строили небоскреб – построили, а все что осталось – оставили рядом. Ну и что? Лежит себе и лежит. Индусы в этом плане пофигисты. Им он не мешает. Впрочем, как и бытовой мусор, который тоже почти везде. Бумажки, пустые бутылки, банки, объедки, шкурки. Но к мусору быстро привыкаешь, и перестаешь обращать на него внимание. От мусора легко абстрагироваться. Но вот Нищета… от нищеты абстрагироваться тяжело. Люди, живущие на тротуарах, нищие, кидающиеся к твоему автомобилю… Удар по психике был, не скрою.

ДОРОГИ
В Индии левостороннее движение и на дороге можно встретить все, кроме самолета: автомобили от очень старых, до очень современных, огромное количество мотоциклов, моторикш, велорикш, велосипедистов, люди тоже ходят по проезжей части (ведь на тротуарах очень часто они живут) + коровы, собаки, верблюды, козлики с ушами спаниелей, черные волосатые свинки, обезьяны и даже слоны. И все эти участники дорожного движения движутся с разной скоростью, весь транспорт непрерывно гудит, и кто-то кого-то постоянно обгоняет. Поначалу кажется, что на дорогах царит полный хаос. Но, присмотревшись, понимаешь, что на самом деле, там очень много логики: гудят они только если просят уступить дорогу, или собираются кого-то обогнать. А так как это происходит постоянно, то и гудят постоянно! А на грузовиках сзади так и написано «Гудите, пожалуйста». Грузовики разукрашены яркими красками, украшены новогодней мишурой, цветочками… красота! Чем беднее жизнь, тем ярче карнавал! Сами дороги довольно хорошие. Есть плохие участки, но не больше чем у нас на родине. Пробки усложняли наше движение, к тому же мы проезжали очень много деревень в пути, где скорость низкая. Поэтому двигались из пункта А в пункт Б мы порой довольно медленно. На второй день к пейзажу за окном привыкаешь, уже как будто всю жизнь смотришь на рикши, нищих, мусор и хижины вдоль дороги. То, что мы проезжали – это нищета за гранью, не единичная, а всесторонняя. Хижины, лачуги и то, что вообще жилищем назвать нельзя. И среди всего яркими до рези в глазах пятнами – женщины в сари. В городках форменное столпотворение. «Смешались в кучу кони, люди» и не только – сюда же свиньи, коровы, лотки с фруктами, уличные брадобреи, свадебные лошади, автобусы, обвешанные людьми, писающие мальчики, неприкасаемые, свадьбы на 500 человек, проститутки на трассе и полный хаос. Только один раз мы стали пассажирами моторикши. «Хороший ветер, хорошая компания – что еще надо для счастья?» — радостно сказал наш гид, когда мы, закрывая лица платками от копоти и жара, ехали на моторикше.

ЕДА
Индусы едят правой рукой, левая считается нечистой. Обычно приносят большую миску с кусочками мяса в горячем соусе. Он уже довольно острый и его много, дополнительно приносят несколько мисочек еще более острых соусов и лепешки. Отламываешь лепешку, черпаешь мясо и ешь. Никаких вилок! Очень удобно! )) То, что было съедобным – было очень вкусно! Еда острая. Очень острая. Острая порой до такой степени, что даже очень голодными мы не могли проглотить и ложки. Там даже чай со специями – масала чай. Он такой вкусный. Мы так скучаем по нему. Когда невозможно было выбрать в меню не острую пищу нас спас русский салат – оливье. Ха-ха, там был замороженный свежий горошек и ананасы.

ЛЮДИ
Люди — вот что поражало и запомнилось больше всего. Все женщины только в национальной одежде. В европейской можно увидеть разве что молодую девушку в районе университета (джинсы, майка), а так – всюду яркие сари, панджаби и проч. Это была первая страна, где на нас смотрели, как на белых обезьян. С нами фотографировались. Везде, постоянно. Мы разглядывали их – они нас. Мы фотографировали их — они нас. Мы удивлялись им, они нам. Индусы очень самодостаточны. Их совершенно не волнует, что происходит в других мирах, за пределами Индии. Европейцев не делят на нации – называют одним словом – «европейцы». Туристы стекаются сюда со всей планеты. О Беларуси, конечно, никто не слышал, а количество жителей в нашей стране вызывало улыбку удивления – такая маленькая страна, всего 10 миллионов человек??? Ну надо же!! Ведь в самой Индии живет более одного миллиарда. Дома многие спрашивали — похоже ли то, что показывали в оскароносном фильме «Миллионер из трущоб», на настоящую Индию? Похоже, но настоящая Индия еще ярче, еще контрастнее. В фильме главный герой не знал ответа на вопрос на миллион о трех мушкетерах, это казалось таким наигранным. Мы спросили у нашего гида – студента инзяза — знал ли он. «Кончено нет! Это очень трудный вопрос. Сейчас я, конечно, знаю, что это какая-то испанская легенда»… Большинство индусов, которых, мы встречали, — очень сдержанные, полные достоинства люди. Я не видела ни одного человека с плохой осанкой. Они идут, гордо расправив плечи, даже если одеты почти в лохмотья. Еще они очень наивные, по-детски наивные. Конечно, как в любой стране, они всячески пытаются обдурить туриста, развести на деньги. Но делают это так по-детски, что часто на них невозможно было обижаться, переплачиваешь и просто получаешь удовольствие от того, что они радуются как двухлетний ребенок. После этого уже не хочется ни скандалить, ни восстанавливать справедливость. Наш водитель возил нас в прикормленное место менять деньги и покупать чаи. За что получил от хозяев заведения откат в виде новой шляпы. Боже, как он радовался! Он 2 дня не снимал ее, он постоянно трогал ее руками и любовался на себя в зеркало. Не удивлюсь, если и спал он в ней. Глядя на его искреннюю радость, мы простили и грабежный курс в обмене валют и завышенные цены на чай. Ведь он был так искренне счастлив. У всех туристических объектов — атака продавцов и попрошаек, нищих и калек, они трясут культями, увечьями, обезьянками на поводках, скрюченные старухи и всклокоченные дети стучат в окна автомобиля, и все это бесконечно. Память фиксирует множество сценок. Но вот, пожалуй, самые яркие: Как-то мы шли пешком к нашей машине, болтая с гидом о том – о сем, и вдруг он не меняя интонации буднично так сказал « священник умер». До меня не сразу дошел смысл сказанного . «Вот тут лежит мертвый человек???» «Ну да, вот тело». На тротуаре, за небольшой оградкой, тело, накрытое ковром… В ресторане одного из отелей, мы стали свидетелями ужина семьи со слугами. Господа неспешно ели, а пятеро мужчин лет 50ти, добротно одетых, ничем внешне не отличающихся от господ, их обслуживали, внимая каждому слову и жесту. А когда хозяева откушали, слугам было позволено приступить к трапезе. Они взяли еду на том же шведском столе. Но ели стоя. Наблюдать эту картинку из феодального строя, нам, рожденным в СССР, было невыносимо.

ТАДЖ МАХАЛ.
Если бы в Европе был хоть один комплекс из тех, что мы видели в Индии – его охраняли бы Юнеско, ООН, Зеленые, Красные, Левые и Правые, он был бы вознесен в Ранг .. а здесь – здесь на каждом шагу строения поражающие воображение. Творения, потрясающие своей монументальностью, роскошью, изысканностью. И при этом, если речь идет о постройках 17-19 веков, то мы видим только скелеты. Т.к. начинка – ковры, шелка, украшения, картины, драгоценности – все было вывезено англичанами. Но даже эти скелеты – они заставляют останавливаться сердце. Самое красиво сооружение – это, безусловно, Тадж Махал. Он такой прекрасный, такой изысканный, нежный, утонченный, воздушный. Мавзолей из нежного белого мрамора, который на закате становится розовым, словно парит на фоне голубой дымки неба. Оттуда невозможно уйти, на него можно смотреть часами. И хотя история его возникновения связана с трагедией, он настолько прекрасен, что ощущаешь только тихую печаль…. Шах-Джахан воздвиг его в память о своей любимой жене Мумтаз, умершей при родах их 14го ребенка. Туристы рядом с Таджем особенно торжественны, видно, что каждый тщательно нарядно одевался, они приехали сюда из всех уголков Индии. Они по очереди фотографируются с лучших точек обзора мавзолея, внимательно разглядывают его, а после подолгу сидят в тени у его стен. Я фотографирую. И уже даже не Тадж, а их — этих наивных людей со счастливыми лицами. Полные достоинства, очень нарядные, хотя часто очень бедные. Такие милые, яркие, красивые. Мы долго сидели в тени у одной из стен Таджа, болтая ногами и растворяясь в окружающем мире. Помимо Таджа, который по праву завоевал звание одного из новых 7ми чудес света, в Агре есть и другие достойные внимания объекты. Это в первую Красный форт. Свергнутый собственным сыном, Шах-Джахан был заточен здесь, ему милостиво было разрешено смотреть на Тадж-Махал из окна своей темницы. А когда Шах стал терять зрение, его дочь отдала свой драгоценный камень, через который, как через увеличительное стекло, можно было смотреть на символ любви – волшебный Тадж-Махал. Часть Красного форта и сегодня используется по назначению: здесь стоят военные, и только 1\5 открыта для посетителей. Мощные крепостные стены из красного пещанника, дворцы, мечети, открытые галереи – все это поражает.

ФАТЕХПУР-СИКРИ
В 40 км от Агры находится Фатехпур-Сикри. Его посещают по дороге в Агру. Я считала его неким второстепенным объектом, как же я ошибалась! Город был построен императором Акбаром I, который считал, что все религии равны. Это отразилось в разных архитектурных стилях построек. Особенно запомнился мавзолей Салима Чисти, который предсказал рождение сына Акбару. Сюда ежедневно идут люди, с просьбой о рождении детей. Джайпур (258 км от Дели) – розовый город. Джайпур – живой, яркий, и, конечно, розовый. Интересен городской дворец с его музеями, где трепетно хранится одежда Раджи. Там потрясающая коллекция оружия: от самого простого до самого изощренного. Не подозревала, сколько человек способен придумать способов убийства. Необычен Дворец на воде. Очаровывает Хава Махал – Дворец ветров — визитная карточка Джайпура. Здание украшают 953 ажурных окна для 953 наложниц. А на окраине Джайпура находится великолепный Форт Амбер. В форт мы въезжали верхом на слонах. Удовольствие, надо сказать, сомнительное, но зато как звучит « Мы въезжали в форт на слоне!». Форт огромен, его стены напоминают Великую китайскую стену. Внутри красота потрясающая: множество галерей, залов, росписи, решетчатые окна в спальнях жен, зеркальный зал, множество утонченной архитектуры. Здесь же мы увидели классическую картинку из Индии – заклинатели змей. 2 индуса в чалмах, сидя на корточках с дудочками и 2 кобры, медленно раскачивающиеся в такт музыке. Дели Кутаб Минар. Здесь находится самый высокий в мире кирпичный минарет, другие постройки 12-15 веков и железная колонна, которая не ржавеет, хотя стоит под палящим солнцем и ливнями уже тысячу лет Индуистский Храм Лакшми Нараяни – из белого и розового мрамора. Снимаем обувь у входа. Входим внутрь босиком. Внутри – яркие боги, веселая музыка, он весь такой позитивный и симпатичный, жаль только, что нельзя фотографировать. Дом Правительства и Триумфальная арка построены англичанами. Здесь просторно и пустынно. Умиляют белоснежные служебные машинки, похожие на наши «Победы» Храм лотоса. Опять босиком, вокруг зелень, женщины в ярких сари, волшебная обстановка и сам храм совершенно волшебный По старому городу нас провезли без остановок. С закрытыми окнами: вот рикши, вот едят, вот торгуют/ вот воруют, а вот торгую краденным. Индия для белых мадам, чтобы у мадам не было шока.

ВАРАНАСИ
Завершал нашу поездку визит в Варанси (780 км от Дели) Варанаси – священный город, город, где текут воды священного Ганга. Варанаси считают его самым старым городом на Земле. Здесь мечтает быть захороненным каждый индус. Мы прилетели в Варанаси на 1,5 дня. Вначале отправились в близлежащий Сарнатх – место, где Будда произнес свою первую проповедь. Место, имеющее огромное значение для буддистов. Здесь было много японских туристов. Причем, не просто щелкающих фотоаппаратами, а молящихся, коленопреклоненных. От ступы построенной еще до нашей эры остался только фундамент, а ступа, построенная в 6м веке н.э. сохранилась. На ее стены в качестве подношения крепят золотые пластинки. Тут же на траве сидят любопытные дети, которые радостно бегут к иностранцам, просят сфотографировать их и дать автограф. Рядом расположен археологический музей и буддистские храмы. В Сарнатхе нам очень понравилось. Здесь было зелено, свежо, легко дышалось, было не по-индийски тихо и чинно… Совсем другой мир. Наш следующий день начался в 4 утра. Встали еще затемно, чтобы встретить рассвет в лодке на водах великого Ганга. Последние 200 метров до берега мы шли пешком в сопровождении нашего гида. Эти 200 метров я никогда не забуду. Вокруг люди, которые с просветленными лицами идут к реке. Они нарядно одеты, они особенно торжественны, а на земле лежат нищие, полуголые, худые, старые, полубезумные. Смотрят такими взглядами, что невозможно понять, они святые или безумцы. Фотографировать это невозможно. Мы просто идем, затаив дыхание, и картинки вокруг похожи на картинки из старого черно-белого фильма про Садко. Садимся в лодку и плывем вдоль гхатов. Гхаты – каменные ступени, спускающиеся в воду. Сюда приходят индусы, чтобы совершить омовения, кто-то просит об исцелении, кто-то о счастье, кто-то омывается в Ганге каждое утро, а кто-то ради этого приехал за тысячи километров. Здесь же, на берегах реки, проходят сожжения умерших. Самый большой шик – быть сожженным в сандаловом гробу. Можно и просто на дровах. Но у большинства индусов нет денег на такой уход, для них есть крематорий, где за 5 рупий сожгут тело, прах же потом опустят в Ганг. Останки тысяч, нет, миллионов индусов опускают в Ганг. Беременных женщин, детей до 12 лет, глубоких старцев не кремируют, их тела просто опускают в воду. И вот мы плывем по этой воде. А рядом на гхатах сотни индусов торжественно входят в воду, чтобы совершить омовения, обратив лицо к восходящему солнцу. Многие пьют воду из реки. Ловят рыбу. Дети балуются, как дети в любой стране, в любой реке. Старики молятся. Проплываем мимо прачечной. Стрика – мужская работа. Полуголые очень худые мужчины отбивают на мокрых камнях белье, потом раскладывают его на берегу для сушки. Это не показательное выступление для туристов. Они так живут. Здесь ничего не изменилось не только со времен Афанасия Никитина, но и с гораздо более ранних времен… Это и поражало больше всего – одномоментность существования. Одни люди живут во 2м веке, а другие – в 22, они живут рядом друг с другом, в одно время, в одно месте… Наша лодка неспешно плыла, мы созерцали происходящее на берегу, как вдруг увидели дым… 2 затухающих костра. У костров мужчины… от одного отделились двое. Они несли простыню с прахом, подошли к воде и опустили простыню в воду… прополоскали. Всё. У меня оцепенел мозг. Недалеко от места кремации мы вышли на берег. Это был старый Варанаси с каменными мешками узких улиц. Храмы, магазины ритуальных товаров, продавцы дров, духота, вонь, мухи, коровы, собаки, люди… это было как во сне, как парализованные мы шли за гидом, уже не особо понимая, что за храмы нам показывают, куда ведут…и только выйдя на большие улицы, наконец стали приходить в себя.

Варанаси – это самое яркое впечатление. Это ощущения, которые невозможно пересказать, показать. Это ощущения и жизнь, которую можно только прожить и почувствовать самому. Путь домой был тяжелым и трудным из-за перелетов, но это не имело значения. Т.к. в багаже кроме грязных маек мы везли впечатления, которым нет равных. И 4 гига фотографий не могут их передать. А ведь это была всего лишь Индия из окна кондиционированного автомобиля.

Автор: Наталья Солоненко (публикуется с разрешения автора)