Материал 2010 г.

Представь себе, ты летишь в Африку, а прилетаешь в Норвегию… От Минска до Осло, правда, 3 часа лета, а до Кейптауна почти сутки, но по ощущениям создается полная иллюзия, что ты находишься где-то в северной Европе: большой порт с массой старых доков и кварталов с цветными яркими домами, срывающий с ног ветер, чередующийся с проблесками солнца, волны, разбивающиеся о набережную, оставляя в скалистых уступах желтоватую морскую пену.. Это Атлантика… На первый взгляд, такая же, как в Канаде, Норвегии, Исландии Атлантика … Только наоборот.

В древнем мире существовало поверье, что «внизу мира» живут Антиподы. Это мир людей в точности наоборот копирующих нас, точнее наших предков. После визита в Западный Кейп ты понимаешь, что такая теория не лишена здравого смысла. Здесь действительно живут уникальные люди, так похожие на европейцев, и так же сильно от них, да и нас, отличающиеся. Я расскажу здесь о своих впечатлениях от двух вещей в самой южной Африке – людях и природе — самых больших достояниях Западного Кейпа.

БУРЫ
Все, что я знал про буров до визита в Кейптаун – детские воспоминания из книги Луи Буссенара «Капитан Сорви Голова». Книга не очень распространенная в СССР, но благо мой дядя работал в книготорговле, и проблем с литературой дома не возникало. Помню, как на волне прочитанной книги я вбежал в детскую библиотеку «Юность» и попросил еще что-нибудь от Луи Буссенара или про буров… Конечно же все мои детские мечты продолжить увлекательное виртуальное путешествие были разбиты о недоуменные взгляды библиотекарей, по лицам которых было видно, что ни про буров, ни про Луи Буссенара они никогда не слышали.

Я вспоминал этот отрывок детства каждый раз, когда встречал колоритного бура: босоногого студента в электричке (про обувь и буров отдельно), шеф-повара и хозяина полюбившегося ресторана, которые ничего общего с Кубой не имел, хотя и назывался La Habana, влюбленного юношу в ботаническом саду, который не мог оторваться от губ своей девушки, несмотря на проходивших мимо десятки людей, владельца винной фермы Asara, который брезгливо нам бросил «некогда мне, мы сегодня вино разливаем»

Буры поколениями воспитываются, как буры. Они в этом очень похожи ни американцев, только кровосмешений меньше. Процентов на 80% — это потомки голландцев, остальные 20% — фламандцы и немцы. У них есть свои принципы, жесткие, прививаемые уже не одним столетием традиции. Нельзя сказать, чтобы это были самые дружелюбные люди, которых я встречал, и надо признать у них есть на то повод.

Буры – это потомки голландских фермеров, причем далеко не самых богатых. В 1652 г Ян Ван Рибек от имени Голландской Ост-Индийской компании основал первое поселение в районе Мыса Штормов (известен ныне как Мыс Доброй Надежды), с чего и началась по сути «белая» колонизация этой области. А вот была ли это колонизация местного населения – вопрос очень сложный и спорный. По сути, на землях современных Западного Кейпа до прихода голландцев никто не жил. Здесь сезонно останавливались кочующие племена бушменов, но какая бы то ни была, пусть даже африканская, цивилизация отсутствовала. Уже позже с севера стали подтягиваться в поисках работы, а иногда и легкой наживы воинственные «черные» племена коса. Показательный факт – эти темнокожие здоровяки даже не годились в рабы, которых первым бурам приходилось привозить из азиатских колоний, в первую очередь из Индонезии. Так, кстати, в ЮАР зародилась и третья нация – «цветные».

В XVIII веке рядом с бурами поселились французы-гугеноты, которых преследовали на родине за вероисповедание. Также в районе Кейптауна была довольно сильная английская диаспора. Во времена Наполеона Англии удалось включить эти богатые земли в состав своих колоний, и многие буры были вынуждены переезжать вглубь страны. Именно с тех пор между бурами и англичанами и пошла неприязнь, выраставшая в кровопролитные войны в конце XIX — начале XX веков. Буры отчаянно отстаивали свою независимость, однако в итоге признали власть Англии, в рамках которой получили достаточно большую автономию. Буры до сих пор не могут простить англичанам бойни, которую те устроили во время Второй англо-бурской войны, ведь именно англичане

Так кого же считать «поработителями и угнетателями» местного черного населения? Можно ли так однозначно сказать, белые поселенцы пришли и испортили жизнь бедным туземцам, как это было во многих других заокеанских колониях?

Без сомнения, если взглянуть на основные пункты политики апартеида, то бросает в легкую дрожь. Черные не имели права на досуг, образование, свободное перемещение в «белых районах», на участие в выборах, на достойное медицинское обслуживание и т.д. Это все остановило черное население в развитии, а возможно и отбросило на многие годы назад. Однако, в 90-е годы пришли к власти сторонники преобразований, появилось огромное множество новых законов, и то, что происходит последние 15 лет буры называют не иначе как, апартеид наоборот. Теперь белый работодатель должен в первую очередь брать на работу черного, причем если среди черных нет квалифицированных сотрудников по специальности, то самое малое, чем он отделается, взяв все-таки белого, строгое предупреждение и повышенный налог. Если аналогии повторяются, то можно лишиться и всего дела. И таких примеров любой современный бур приведет с десяток. А тем временем 10% бурского меньшинства продолжает кормить 90% населения страны, прозябающие не столько в нищете, сколько в собственной лени. Высокая уличная преступность и есть тому прямое подтверждение. После Чемпионата мира по футболу в крупных туристических центрах, таких как Кейптаун, конечно, показатели преступности снизились, но спокойно прогуливаться в темное время суток в любом районе города кроме Waterfront по-прежнему не очень приятно.

Однако и здесь шум по поводу безопасности в Кейптауне, на мой взгляд, преувеличен. Все громкие факты ограблений, насилий и убийств туристов – это скорее следствие их невнимательности и неподготовленности. Если же соблюдать ряд простых правил и слушать советы накануне поездки, то можно прекрасно провести время и в вечернем Кейптауне. Москва, Нью-Йорк или Рио-де-Жанейро в этом плане куда не менее опасны.

Интересный факт — местные белые продолжают в основной своей массе абстрагироваться от жизни черных. Они живут в отдельных охраняемых районах, а детей возят в школу или колледж только на автомобиле вплоть до 18-летия, когда те не получат возможность сами сесть за руль. И хотя сейчас обучение раздельно практически не проводится, до сих даже в Университете Стелленбоша (лучший в ЮАР) преобладает «белое» студенчество, особенно на гуманитарных факультетах.

Одна из «фишек» буров – знаменитая закалка. Представь себе, на улице не более 15-16 градусов выше ноля, а местный физрук вывел школьников на урок серфинга. Причем 12-летние дети совершенно спокойно входят в воду и гребут к ближайшей волне, несмотря на ледяную воду и черный флаг из-за опасности атаки акулы (как раз за 2 недели до того здесь же был съеден беспечный серфер).

Трудно воспринимать Западный Кейп, как Африку. Ты понимаешь, что стоишь на африканском континенте, но по сути этого не ощущаешь. Буры за 3-4 столетия сделали этот край своим домом, своей второй родиной. Бескрайние винные плантации, характерная для Голландии архитектура, быт и культура – все здесь пустило настолько сильные корни, что никогда уже эта часть ЮАР не будет восприниматься, как типичная Африка.

ПРИРОДА
Природа Западного Кейпа так же противоречива и непредсказуема, как и местные жители. Казалось бы, полоса субтропического климата, по широте должно быть примерно как на Средиземноморье. Однако Атлантика в этих краях чрезвычайно резка. В течение дня на Кейптаун может обрушиться шторм, для нас, континентальных крыс, сродни Апокалипсису, а через 2 часа его вдруг сменяет полный штиль и Солнце все же пробивается своими лучами к городским пляжам. Символ Кейптауна – Столовая гора. Она возвышается на чуть более 1 км над городом и является для многих коренных жителей этакой природной метеостанцией. Если утром выходишь на улицу и видишь «скатерть на столе» (см. фото) лучше не планируй много прогулок, скорее всего на город в ближайшие часы обрушится непогода. Многие буры вообще предпочитают на всякий случай большие планы не строить — во все может вмешаться небесная канцелярия.

Одно из самых распространенных заблуждений, особенно сильно пустившее корни в наших краях, то, что в ЮАР и в частности в Западном Кейпе есть пляжный отдых. Безусловно, он есть, но только в прямом смысле слова ПЛЯЖНЫЙ. Что бы ни говорили о теплых водах Индийского океана, которые подбираются к пляжам в районе Мюзенберга, поверь, это будут теплые воды для буров, а никак не для нас, мерзнущих даже в 25-градусной воде. В бухтах Западного Кейпа восхитительные пляжи: огромные, километровые, ровные, идеальные песчаные. По ним очень приятно прогуливаться с собакой или кататься на лошадях. Сногсшибательные виды располагают к созерцанию. Обычно сильный ветер в эти минуты выдувает все ненужное из головы, и сидя на дюнах или прибрежных склонах ты можешь по-настоящему отдохнуть. Такой вот непонятный нам пляжный отдых. Конечно, описанная выше картина не всегда такая. В жаркие летние месяцы вода прогревается, ветры не такие сильные, а в сезон отпусков (январь) на пляжах особенно в выходные дни довольно людно.

СТОЛОВАЯ ГОРА
Кейптаун окружает несколько культовых вершин. Обзор города лучше всего воспринимается, если их посещать в порядке возрастания. Первая – Сигнальный холм. Отсюда хорошо видна панорама центра Кейптауна – Даунтаун, Вотерфронт, Сипойнт, городской порт и северные прибрежные пригороды. Вторая – Львиная голова. Она выше Сигнального холма и отсюда также можно обозревать южный богатый пригород Кэмпс Бэй. И наконец, самый потрясающий вид открывается со Столовой горы. Добраться наверх можно на фуникулере, и можно как мы, пешком по горной тропе. Это занимает 1-1,5 часа в зависимости от физической подготовки и позволяет во всю насладиться потрясающими видами. Только обязательно запасись питьевой водой, а придется пить из водопадов и ручейков. Столовая гора — типичный пример того, что ничего нельзя в Кейптауне спланировать заранее. Проснулся утром, посмотрел на гору. Если «скатерти» нет, вперед на подъемник и на тропу, к обеду все может поменяться. А в облачность мало того, что никакого Кейптауна сверху не видно, так еще и спускаться придется пешком, фуникулер будет закрыт. На горе обитают смешные зверьки, прозванные нами «белко-хомяк». Они абсолютно равнодушно наблюдают за сотнями туристов и позируют на фоне самых сумасшедших видов.

БОТАНИЧЕСКИЙ САД КИРСТЕНБОШ
У меня нет большого опыта посещения Ботанических садов. Честно признаюсь, мне гораздо интереснее гулять по живой природе, но Ботанической сад Кирстенбош имеет какой-то особенный шарм. Субботний ясный день, идеальные лужайки чередуются непривычными раскидистыми деревьями и густыми кустарниками, в каждом теньке какое-то семейство и компания с переносным холодильником и «собойкой», красивое пение птиц и умопомрачительные виды на горы. Вот где проводят время в выходные местное белое населения. На вокзале Клермонт (ближайшая станция к Ботаническому саду) ни один таксист (они, конечно, все черные) не знал как сюда добраться (ехать 15-20 мин), а все потому что белые приезжают сюда строго на автомобилях, а черным такое времяпровождение чуждо по своей природе. За весь день в парке мы встретили только 1 черную семью, что в принципе было так же экзотично, как повстречать их в минском Ботаническом саду.

КЕЙП-ПОЙНТ И МЫС ДОБРОЙ НАДЕЖДЫ
Когда же закончится наконец надувательство туристов, которые прилетают в Кейптаун в полной уверенности, что здесь сходятся 2 океана. 6-й класс, географический атлас мира. Самая южная точка Африки – мыс Игольный, здесь и только здесь соединяются Атлантический и Индийский океаны. Мыс Доброй Надежды, конечно, это культовое место. Первым его открыл португальский мореплаватель Бартоломеу Диаш. Он назвал этот утес Мыс Штормов, что больше соответствует действительности. Погода в самом Кейптауне покажется раем по сравнению с тем, что может ощутить здесь, особенно в межсезонье: сумасшедший рваный ветер, сдувающий воду с гребней волн, такой сильный, что на него можно облокотиться, непонятно откуда взявшийся ливень, от которого не спасает ни один дождевик, причем порой не понимаешь, то ли это ливень сверху, то ли это соленая морская вода поднятая ветром снизу. СТИХИЯ!!! Поднявшись на Кейп-пойнт, ты видишь этот небольшой, как три расставленных пальца мыс. Это и есть та надежда, которую в средние века высматривали тысячи моряков, стремясь скорее взять северный курс домой после многомесячного плавания по Азии. Кстати, именно здесь по одной из самых популярных легенд и появился знаменитый «Летучий голландец» — корабль-призрак, ведомый капитаном Филиппом Ван Стратеном. Когда-то он поклялся пройти мыс любой ценой, чего долго не удавалось из-за жуткой непогоды. Так и заключила команда сделку понятно с кем. Мыс они прошли, но стали вечно бороздить эти края и пугают корабли уже не одно столетие.

ВИНА СТЕЛЛЕНБОША и КУХНЯ
Сегодня ЮАР – один из крупнейших в мире производителей вин, а начиналось все еще в далеком 1659 г., когда все тот же Ян Ван Рибек сделал запись в бортовом журнале, что взошла первая виноградная лоза. Долгое время виноделие все равно оставалось в зачаточном состоянии, пока новый виток его развитию не дали французские гугеноты, привезшие с собой французские лозы. Стелленбош – главный центр виноделия в стране. Долгое время из-за международного эмбарго вино здесь производилось только на внутренний рынок и лишь в 90-е годы прошлого века мир начать открывать для себя лучшие южноафриканские сорта. Традиции виноделия в ЮАР, конечно, не такие богатые, как в Италии или Франции, но можно с уверенностью сказать, что существуют некоторые сорта, высоко ценимые во всем мире. В первую очередь это местный Пинотаж (комбинация французских сортов Пино Нуар и Синсо), а также самое распространенное белое вино Шенэн Блан (около 40% всех виноградников) и сладкое вино позднего урожая Noble Late Harvest.

Сидим в ресторане LA HABANA в Кейптауне, район Си Пойнт, изучаем меню. Выходит шеф-повар и предлагает заказать стейк… Опускаю глаза в меню и тут же слышу от него «его нет в меню, но здесь мой стейк едят все, сами посмотрите вокруг». Действительно, тут же замечаю, что все посетители едят одно и то же блюдо. Это кусок говядины размером с ладонь волейболиста, а на гарнир картофель-фри и .. ВНИМАНИЕ… большая горсть крупных креветок. Стоит это удовольствие 75 рандов (около 13 долларов). Этот случай как раз и описывает кухню в Западном Кейпе: вкусно, разнообразно, свежо, интересно, качественно и еще раз вкусно. В Кейптауне можно попробовать очень качественные морепродукты, необычные блюда малайской и индонезийской кухни (с налетом местного африканского колорита), классические немецкие, французские и английские блюда, превосходную индийскую кухню. На протяжении многих веков здесь складывалась особая культура, что не могло не отразиться на местной кулинарии.

Прочитав эти заметки, ты можешь спросить: а зачем лететь на край света, если это, во-первых, нетипичная Африка, а во-вторых, там так похоже на Европу? Отвечу, что как раз по этим двум причинам и стоить потратить почти сутки в дороге. Ведь здесь и есть самая нетипичная Африка, а может и самая нетипичная Европа.. Кто их разберет… Антиподы.

Автор: Сергей Солоненко (публикуется с разрешения автора)